electrondo (electrondo) wrote,
electrondo
electrondo

Categories:

3.10 Глава третья. Стереотипы

Стереотипы

Мне много потом в жизни приходилось встречаться с тем, что по-умному называется «система с ограниченным количеством состояний». Или что-то в этом роде. Когда, например, убеждаешь и, казалось бы, все так ясно. Еще один довод, еще чуть-чуть, – и твой оппонент поймет, увидит, согласится. Надо только объяснить получше. Ан нет. Я не о тех случаях, когда истина (или то, что считаешь истиной) невыгодна оппоненту, против его интересов. Здесь понятнее. Я о другом. О какой-то внутренней блокировке. О системе намертво сцепленных стереотипов, не позволяющей перейти в другое состояние. Даже если осознает, что это в его, оппонента, интересах.

В этой связи – о еде, кошмаре моего детства. Вообще, детство – тяжелая пора. Зависимость, беспомощность, подавляющее насилие взрослых в самых разных формах «для твоей же пользы» или без этого припева. Да и припев этот, даже когда он вполне искренний, нередко связан с ошибками, а то и беспомощностью самих взрослых. Детские и другие психологи с физиологами более или менее знают, как и почему ребенок все это забывает и прощает, как формируется миф о «счастливой поре детства». Но знают и то, как шишки, набитые в детстве уходят в подсознание, твердеют и с возрастом, превращаются в рога, когти и шипы, которые потом удалить трудно, а то и невозможно.

Бывало и у меня в детстве непросто. Совсем нешуточные страдания в первом классе школы с «Прописями» (сейчас не все даже знают, что это) при одновременном переламыванием «левши» в «правшу». Когда фиолетовых чернил (разбавленных слезами) не было разве что на потолке! Много лет потом было отвращение к этому цвету. Запах тех чернил, кажется, и сейчас узнаю. А вот что необратимо загасилось тогда в ребенке, не узнает никто. Были и другие, нелегкие для меня проблемы.

Но еда была главным.

Перефразируя, можно сказать, что все несчастные (в этом смысле) семьи похожи одна на другую. Так что и рассказывать неинтересно. Расскажу только, как однажды, задолго до Войны были мы все втроем в Евпатории «по курсовке». Это означало, что «питание» и все, как тогда говорили, санаторно-курортное обслуживание, получали в каком-то санатории. А жили «на частной квартире». Для семьи с ребенком это бывало удобно. Однажды получилось так, что надо было уезжать за пару дней до установленного в курсовке срока. И несколько талонов на питание в эти дни «пропадало». Допустить это было нельзя никак. Нельзя было (почему-то) и получить причитающееся «сухим пайком». Задача была – съесть. Во всяком случае, я так помню. Естественно, съесть надо было наиболее ценное. И, в виде невероятного исключения, мне было (возможно, первый раз в жизни!) позволено не есть первое блюдо! Не есть первое блюдо! А все остальное – есть без хлеба! Совсем без хлеба! Даже колбасу!

Прошло больше 70-ти лет, а я до сих пор помню невозможнейшее счастье этого дня, просторную веранду столовой и столы с белыми скатертями под морским ветром...

Синдром людей, переживших голодные времена? А, может быть, еще проще и страшнее – самый простой и доступный способ проявлять заботу о ребенке? Но сколько было несчастья в семьях и сколько несчастных детей, которые «плохо едят». И это до сих пор носится в воздухе и поражает семьи, наверно по наследству, как шизофрения. Помню, уже в качестве родителя, уговаривал персонал в яслях, детсадах и пионерлагерях не заставлять Светку есть, если она не хочет. И очень часто получал ошеломляющий ответ: «А тогда и остальные так захотят». И уж тогда, каждому ясно, – крушение всех устоев.

Когда я болел, папа говорил, что здоровый может делать что угодно, но когда болен, надо усиленно питаться, чтобы выздороветь. А когда я был здоров, папа с той же убежденностью декларировал, что когда болен, это еще можно понять, но сейчас, когда мама из последних сил приготовила, а ты, здоровый балбес… И ведь теоретически родители все знали. Знали и про рефлексы, могли понимать, что насильное кормление – не впрок, не переваривается и не усваивается. Да и ребенок отнюдь не был дистрофиком!

А сколько жизни это взяло и у мамы с папой и у меня. Кто знает, каким бы я был, если бы не было этого кошмара моего детства. Но – внутренняя блокировка. Намертво сцепленные стереотипы.

Продолжение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments