?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Изыскания под Сызранью

Потом, тоже в Войну, в 42-м, был на изысканиях под Сызранью. Тоже сначала рабочим. Рокадную магистраль (вдоль Волги) строили срочно, и полевые работы (против всех правил) вели зимой. Какое было пальто – не помню. А вот на ногах были городские ботинки и обычные брюки. Трасса, естественно, шла по целине, и работать приходилось по колено и выше в снегу. А когда в феврале и, особенно, в марте под снегом появилась вода – бывало довольно скверно. Но, насколько помнится, не болел. К лету работал уже нивелировщиком на не очень сложной работе – «снимал поперечники».

Нет, нивелировщик никого не уравнивал, не нивелировал. Совсем наоборот. Он работал с прибором под названием нивелир – зрительной трубой на треноге, которую специальными винтами устанавливают «по уровню», т.е. так, чтобы она вращалась на вертикальной оси строго в горизонтальной плоскости. Если на одном месте («точке») вертикально поставить разлинованную на сантиметры рейку и такую же на другом, то «сделав взгляд» через трубу на одну рейку, а потом на другую, можно прочитать, сколько на каждой рейке сантиметров от «точки» до горизонтальной плоскости трубы, и, соответственно, насколько одна точка выше другой. Или, как говорят нивелировщики, определить превышение точки. Таким способом «выставляют отметку» на стройке дома, чтобы перекрытия и окна были на одном уровне, множеством таких последовательных действий «переносят отметку» иногда на много километров при строительстве дорог и решают еще много важных задач.

От нивелировщика требуется точность, аккуратность и способность не тяготиться однообразием работы. Интеллектуальные усилия не только не требуются, но часто противопоказаны. При этом, его работа действительно важная, ответственная и от нее много зависит. Это знают все, и очень хорошо – сам нивелировщик. Хорошего нивелировщика, бывает, лично знает сам начальник всего строительства.

А постоянно работает он с временными рабочими, которые носят его инструмент, держат рейки и делают другую, такую же неквалифицированную работу. Между ними очевидная (особенно ему!) пропасть. Он имеет образование, какого у них нет и не будет. Он может жить в Москве, ездить на метро, в трамвае и на лифте и даже (если бы вдруг захотел!) в Третьяковку пойти. А они, во всяком случае, в те времена, ничего этого не могут и даже не знают про такие возможности. И если дать женщинам-работницам посмотреть в трубу (там изображение перевернутое) и потом навести трубу на них (стандартная шутка нивелировщика) – женщины с визгом придерживают юбки, на тот случай, если в трубе они окажутся вниз головой. И при такой пропасти, высокая самооценка нивелировщика плавно переходит в не всегда забавное самомнение.

Нивелировщиком, повторяю, я и работал, а рабочими были женщины, мобилизованные в Войну на Трудфронт. Был такой термин. Они делали насыпи, рыли выемки и канавы под железнодорожное полотно и другие тяжелые земляные работы. И без памяти были рады, что хоть на короткое время попали на бесконечно более легкую геодезическую работу. Они все были старше меня и трогательно ко мне относились. Помню, под вечер (работали весь световой день) одна, совсем неплохим голосом, начинала, и все подхватывали: «Солнышко низехонько К вечеру близехонько. Солнышко на кустике Скоро-ль нас отпустите» и т.д. Сочиняла она прямо на ходу, а «на кустике – отпустите» рифма, по-моему, совсем даже неплохая.

В некоторое оправдание обиженного мной нивелировщика, расскажу, как учил работать с нивелиром очень хорошего парня-сержанта, когда вместе с папой подрабатывал на изысканиях уже студентом.

Рабочие были из воинской части. Сержант и вправду был хороший парень, мы как-то славно подружились за время работы. Он интересно, образно и не без юмора рассказывал про отличную свою жизнь в приморском колхозе, на самом берегу некурортной части, не помню, Черного или Азовского моря. Если бы он научился работать с нивелиром, изменилась бы вся его армейская жизнь. Привилегии получил бы невиданные. Не только легкую и чистую работу с нивелиром, но и питание при офицерской столовой, а то и житье не в казарме. Он это понимал, конечно, много лучше меня и мотивацию имел огромную.

Легко освоил установку инструмента по круглому («грубому») уровню, нажимая сапогом на выступы треножных ног. Установивши, радостно говорил: «Воно!» Но вот научиться устанавливать трубу точно, «по трем винтам с поправкой на половину погрешности», не мог. Ну, никак. А мы очень старались. Да и делал я это при нем сотни раз. И объяснять умею. И с изумлением я понял, что это выходит за пределы возможностей очень неглупого, разговорчивого и, как говорится, разбитного парня.

Продолжение

Profile

я
electrondo
electrondo

Latest Month

March 2013
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel