electrondo (electrondo) wrote,
electrondo
electrondo

Category:

3.5 Глава третья. Женя, мамина подруга

Женя, мамина подруга

Лучшая и очень давняя мамина подруга Женя жила в Москве. На своей фотографии в 18-19 лет выглядела, на мой взгляд, очень красивой. Вышла замуж за Сергея Быкова, маленького невзрачного солдатика в обмотках. Так откуда-то помню. Была дочка, Тамара, года на 3-4 младше меня. Физически солдатик не вырос, комически жаловался, что всю жизнь одевался в «Детском мире». Но, окончив институт, работал очень успешно. Помнится, в Угольном министерстве был заместителем начальника одного из Главных управлений (Главков), из которых состояло министерство. Это много. Жили они, конечно, в отдельной квартире и все такое.

Мама, я уже говорил, хохотала громко и заразительно, Женя смеялась тихо и как бы про себя. Вот так она рассказывала про катастрофические наезды деревенских родственников Сергея. Деликатно отказываясь пользоваться махровыми полотенцами, они «утирались» кухонными, как более простыми. И полотенца сразу приходилось отправлять в стирку – для посуды они, по мнению Жени, уже не годились никак. Родственники очень стеснялись, и от этого бывали самые комичные ситуации при укладывании на ночь, при пользовании «удобствами» и т.п.

Так же, смеясь немного про себя, Женя рассказывала, как Сергей выпил с кем-то дома, а когда ложился спать – подломилась ножка кровати. Поправил. Когда лег – опять подломилась. Та же или другая. Очень огорчался: «Так же весь хмель пройдет».

А чего стоил рассказ (это уже самого Сергея) о духовке и высоком назначении! Сергей уже несколько лет работал «вторым». Т.е. заместителем. Пусть и высокого начальника, но все-таки «вторым». И вот в высших сферах было решено перевести Сергея на тоже ответственную, но уже самостоятельную работу. «Первым». Все было решено, согласовано и назавтра вызывал министр, чтобы, подписавши приказ, сообщить об этом. На радостях, Сергей со своим непосредственным начальником и другом, начальником главка, решили немножко это отметить, и пошли к Сергею домой. Жени с дочкой, уж не помню почему, дома не было. Решили сделать яичницу – самое простое. Сергей в кухне ориентировался не очень. Пока зажигал нужную газовую конфорку, перепробовал-покрутил несколько ручек плиты. Зажгли. А где сковородка? Вспомнил – Женька их в духовке держит. Открыл – там темно. Сунул туда спичку – посветить. Но одна из ручек, какую до этого крутил, открывала газ именно в духовке. И от спички этой из духовки рванул клуб пламени. Загасили. Мужчины, все-таки. Да и Бог с ней, с одеждой. Но лицо!

Назавтра помощник министра в приемной посмотрел как-то странно, но (назначено же) пригласил в кабинет. Кабинет был огромный. До стола министра было довольно далеко – идти надо было вдоль т-образно приставленного к нему стола для многолюдных, иной раз, заседаний. Но все было иначе. Министр увидел лицо – с красным носиком, обожженно-воспаленно-красное, кое-где залепленное пластырем. Да еще без бровей, ресниц и без изрядной части чубчика. Министр внимательно посмотрел на всю, небольшую на фоне огромной двери, фигуру человека с таким непривычным в министерских стенах лицом. И, еще до первого шага Сергея, громко поздоровавшись, спросил: «Как, товарищ Быков, Вы довольны своей работой? – и, после утвердительного (там же, у дверей) ответа, добавил – Ну, и идите, работайте». Так ли все было на самом деле – не знаю. Но Сергей рассказывал именно так.

Когда началась Война, начались воздушные налеты на Москву – каждый вечер почти точно, помнится, в 8 или в 9 часов, «с немецкой аккуратностью». Женю с дочкой Сергей отправил в эвакуацию вместе с семьями министерских работников, а сам каждый вечер, примерно за полчаса до сигнала воздушной тревоги, приходил к нам, в свеже-отремонтированную нашу комнату. Благо министерство было совсем рядом, на площади Ногина. Мы уже знали: пришел Сергей – жди сирену за окном и «Граждане, воздушная тревога» по радио. В центре Москвы особенно много стреляли зенитки. Сверху, бывало, падали осколки, было шумно и, с непривычки, тревожно. Сергей сидел у нас, пока по радио не объявляли: «угроза воздушного нападения миновала, отбой». Тогда шел домой. Конечно, в министерстве были вполне комфортные условия в убежищах. Тем более, для сотрудников такого ранга. Приходил к нам из чувства долга, чтобы поддержать нас? Или сам в такой момент хотел быть ближе к близким друзьям Жени? Кто знает?

Добрая моя память Жене и Сергею.

Продолжение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments