electrondo (electrondo) wrote,
electrondo
electrondo

Categories:

2.7 Глава вторая. Павел Михайлович и Марочка

Павел Михайлович и Марочка

Павел Михайлович, светлая ему память, последний владелец наших стульев, был человек добрый, легкий и мужественный. Он был муж Марочки, подруги Софьи Осиповны, Юниной мамы. Павел Михайлович был художник, учился во ВХУТЕМАСе, рассказывал нам с Юнкой о той поре с замечательным «эффектом присутствия». Незадолго до Войны для заработка рисовал большущие портреты вождей к праздничному Первомайскому оформлению улиц. Однажды райкомовская комиссия (Районного комитета партии) поехала принимать работу поздно вечером. Прожектора, освещавшие портреты спереди, были к тому времени уже погашены, а сзади оставалось обычное уличное освещение. И на лицах вождей проступили кресты подрамников. Этого оказалось достаточно для 10-ти лет лагерей. В лагере он и познакомился с Марочкой (Марией Эммануиловной Кац-Маренко).
Марочка с мужем, Григорием Маренко, были арестованы как не то троцкисты, не то уклонисты. Сейчас не вспомнить, да и неважно это. Мужа расстреляли.
Дочка Фрида не любила необычное свое имя. Дома звали Фридуся. Просила: зовите просто Дуся. Осталась в Киеве и неполных 18-ти лет погибла в Бабьем Яру.
Павлу Михайловичу помогло выжить ремесло художника, Марочке – полезная, как оказалось, профессия экономиста и очень редкие, но, как тоже оказалось, спасительные посылки. У Марочки в Америке жили мать и брат. Они, как сейчас можно понять, изредка посылали вещевые посылки, которые каким-то образом попадали Софье Осиповне. Та, при всей своей общеизвестной, доходящей до комизма, непрактичности, как-то, вероятно по знакомым, продавала вещи и посылала Марочке денежные и продуктовые посылки. И ведь тоже не могла этого не делать. Хотя даже только причастность к посылкам из Штатов была опасна, не говоря о дальнейшем. Это было большой тайной, но одну из таких посылок, году в 48-м, Юнка все же видела, и я о ней знал. Интересно, что связь с Марочкой и Гришей, в числе других связей «с троцкистским подпольем» инкриминировалась Софье Осиповне при следствии, но про посылки они не знали. Подумать только, что было бы, если бы «они» не работали так же халтурно, как и многие другие при «власти трудящихся».
Когда Марочка освободилась, посылок стало больше, и на вырученные деньги они с Павлом Михайловичем купили домик в подмосковной Валентиновке и неплохо оборудовали его для жилья. Там Марочка и умерла на руках своего Паши. Мы с Юнкой бывали там. Вот туда и переехала мебель из нашего дома, когда папы не стало. Там через несколько лет и был пожар. Уж не помню, как получилось, что в огне Павел Михайлович не пострадал, хотя и остался, как говорится, на улице и почти без всякого имущества. Но скупая страховка плюс продажа участка, небольшая пенсия, устойчивость к ударам жизни и легкий характер – помогли. Его «взяла к себе» очень милая женщина (мы потом были с ней знакомы), он тихо жил у нее и мирно скончался через пару лет после пожара.
Слава Богу, что Марочка и Павел Михайлович смогли хоть под конец пожить по-человечески и по-человечески закончить свои дни. Светлая им память. Вспомним и Гришу Маренко и девочку Фриду.

Продолжение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments