?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Шимен

Жили у нас и после Войны. Кто позабыл, про наши жилищно-бытовые – еще раз перечитайте начало. Но почему-то жили у нас.

Какое-то время жил Шимен, очень дальний мамин родственник по ее материнской линии. Изможденный, очень плохо (даже для того времени) одетый и очень еврейского вида. В родной Белоруссии у него не осталось никого и ничего. И после демобилизации он пробирался к дальним родственникам в Среднюю Азию. Каждое утро он ремешками закреплял на себе Тфилн и долго молился, раскачиваясь. Потом шел в синагогу, благо она была у нас за углом.

По полной хилости здоровья, его взяли не в армию, а в трудармию, стройбаты или что-то в этом роде. Он был, наверно, единственный еврей на весь батальон, а то и полк. И каждое утро долго молился, раскачиваясь. Да еще ремешками закреплял на себе Тфилн. Можно только догадываться, что с ним там делали в этом батальоне. Но каждое утро он ремешками закреплял на себе Тфилн и долго молился, раскачиваясь. Отстали, когда ясно стало, что с заморенным этим сутулым немолодым человеком сделать нельзя ничего – пока в нем теплится жизнь, он каждое утро будет молиться, раскачиваясь. Да еще и кашрут как-то пытался соблюдать при мизерном и без того стройбатовском пайке. Помню, что все это почему-то вызывало тогда скорее жалость, чем уважение. Но ему и не было нужно наше уважение. Папу, со всем его ученым инженерством, он презирал, маму – жалел, а меня, молодого балбеса, который даже идиш не знает, – в упор не видел.

Потом он много лет жил в каком-то среднеазиатском городе, работал, кажется, бухгалтером. Но дорога туда от Москвы досталась ему тяжело. Поезд в те времена шел туда суток 7-9 и все это время он промучился, не раздеваясь, на жесткой, ничем не покрытой вагонной полке. Постель с матрасом, простынями и одеялом он взять отказался. Постель стоила рубль. И такие деньги у него, конечно были. Но он понял так, что рубль не за все, а за каждый день – и отказался. Я помню свое первое время в Израиле. Ни в чем ничего не понимаешь. Не знаешь ни здешних правил, ни своих прав. Не понимаешь, на что может хватить денег, не понимаешь их связь с ценами. И знаешь только, что денег у тебя до удивления мало и больше взять совсем-совсем неоткуда. У меня не скоро прошел «страх шекеля», боязнь истратить шекель. И теперь я хорошо могу понять Шимена. Вспомним еще одну исковерканную Войной жизнь. Вспомним Шимена.

Белка

Жила у нас Белка, очень хорошенькая, смешливая и вообще очень славная девушка лет 17-ти. Ее мама была давней подругой моей мамы. Очень близкой. Мы к ним до Войны даже, помню, ездили в Витебск. Эвакуировались они в Ош, киргизский город. И вот, собравши, наверно, все силы, прислали девочку в Москву – поступить в институт, вырвать ее из той жизни, что могла ожидать в Оше. Но – не получилось. Пожила, пожила и уехала обратно. И прожила потом действительно трудную жизнь.

Приезжала через много лет к нам с Юнкой – веселая, умница, еще красивая, хоть и сильно располневшая. С двумя очень славными детьми от мужа, с которым развелась из-за его пьянства, ну и т.д.

А ведь могло получиться. В Оше Белка, должно быть, пользовалась немалым успехом: Из хорошей семьи, умна, остроумна, музыкальна, просто красива, наконец. Наши мамы счастливы были бы, если бы их дети соединились. Может быть, даже когда-то давным-давно обсуждали это. Может быть, Белка по-девчоночьи рассчитывала с меня и начать покорение Москвы. Я же, несмотря на глупый возраст, соответствующую озабоченность и Керубиночный настрой все-таки, наверно, понял, что хоть и очень мила и очень для меня доступна (за этим, возможно, и приехала), но ни на что серьезное, ни я, ни все мы никак не готовы. А несерьезно здесь уж точно нельзя. С институтом она, можно понять, надеялась, что получится само, и готовилась не очень.

Мы с Юнкой потом обдумывали эту историю, обсуждали со Светкой. Дело было не только в том, что не готова она была поступить в Московский институт даже при слабых послевоенных конкурсах. Она в новую жизнь была не готова входить. Она (как и я в ее годы и, увы, много позже тоже) совсем как Иосиф Прекрасный, была уверена, что люди могут, а то и должны, любить ее больше самих себя. Иосиф, как известно, дорого заплатил за ошибочную эту установку. Немало заплатил и я. А Белка уехала обратно в Ош. Ей, как и мне бы на ее месте, и в голову не пришло попытаться стать необходимой в семье, куда хотела войти. И ведь немного надо было, как теперь вижу. Отобрать у мамы непосильное ее медленное хождение по магазинам и быстро оббегать 2-3 магазина. Хотя бы «косметически» пару раз убрать комнату. Быстро разобраться, где, в основном, что лежит, да так, чтобы все вскоре знали – всегда есть, кто поможет найти, что нужно. Немного помогать готовить, весело и быстро накрывать на стол, ну, и т.п. А уж если погладить папе рубашку или просто с искренним интересом его слушать! Но, повторю, ничего такого ей (как и мне бы) и в голову не пришло. Да и не умела она этого, обучена не была. Как не был обучен и не умел я. Она приехала ребенком – любимым, балованным, немного капризным. И мои мама с папой поняли, что еще одного ребенка им не потянуть.

Белки давно уже нет в живых. Добрая ей наша память.

Хонон

Много жил у нас, а потом, с нашей подачи, в Лианозово, у Билы с Изей, Хонон. Хонон Абрамович Свайнштейн. Муж дочери дальних маминых родных из Белоруссии. Провоевал всю Войну, оставив молоденькую жену с едва годовалым сыном в Минске. Жена с ребенком в Минске и погибли. А Хонон стал близким нашей семье человеком. Уж он-то сразу становился незаменимым. Он не старался. Он просто умел видеть, как можно помочь другому. А увидевши – сразу и как-то ненавязчиво делал, что мог. Вот и все.

Продолжение

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
janemouse
Jul. 24th, 2012 01:08 pm (UTC)
Интересно, что от возраста это не очень зависит.
Есть люди, которые видят, чем помочь, даже и в 15 лет,
а есть и в 30 - не видят вовсе.
electrondo
Jul. 25th, 2012 12:18 pm (UTC)
Есть люди, которые как бы всем должны, и сколько могут отдают свой долг. А есть те, кто живет так, как будто ему все должны. И кто отдает им "должное" - хорошие, а кто не всегда и не полностью - плохие. И так с самого детства. Иногда с возрастом проходит, но редко.
janemouse
Jul. 25th, 2012 06:22 pm (UTC)
Ну да, и есть люди, умеющие заботиться, умеющие порадовать,
а есть такие, которые и сами радоваться не умеют, и их порадовать сложно...
electrondo
Jul. 25th, 2012 08:49 pm (UTC)
Какой-то (не помню) мудрец говорил, что от таких надо держаться в стороне
janemouse
Jul. 26th, 2012 06:56 am (UTC)
Легко сказать!
А если это твоя родная бабушка?
electrondo
Jul. 26th, 2012 06:26 pm (UTC)
То делать это вежливо. А если удается - с любовью. Но делать - обязательно. И всем почему-то станет легче.
( 6 comments — Leave a comment )

Profile

я
electrondo
electrondo

Latest Month

March 2013
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel