electrondo (electrondo) wrote,
electrondo
electrondo

Categories:

5. Глава первая, Мы и другие

Мы и другие

В середине 20-х годов прошлого уже теперь века власть в России, так или иначе, утвердилась. Правительство переехало в Москву. В опустевший от голода и Гражданской войны город ринулся народ со всей страны. За новыми возможностями, надеждами, культурой (что бы под этим ни понимать) и просто потому, что почти везде, наверно, было еще хуже. Занимали пустующие квартиры или, еще проще, пустующие гостиничные номера. Кто посильнее и поповоротистее – захватывали лучшее. Кое-кто прогадал – хорошие гостиницы власти потом отбирали под учреждения или заселяли своими. В многокомнатные квартиры вселяли дополнительных жильцов «в порядке  уплотнения». Большие комнаты и залы делились перегородками на комнаты, разумных, по тем меркам, размеров. Бывало, что лукавое личико Амура из потолочного плафона доставалась одним, а другим – только его пухлые ножки, чтоб не сказать иначе. Образовывались «коммуналки».

Наш дом властям не приглянулся, для уплотнения не подходил. И те, кто сразу там поселились, так в нем и остались. А поселились, когда трудящиеся взяли орудия и средства труда в свои руки, как раз те, для кого «номера» были и орудием и средством труда. Женщины, связанные с «номерами» по древнейшей своей профессии, обслуживающий персонал «номеров» и  их спешно вызванные деревенские родственники. Ну, и случайные люди, привлеченные, может быть, подходящим окружением. И сейчас помню пожилую женщину, с поклоном приветствовавшую маму с ее подругой: «здравствуйте, барышня Розочка, здравствуйте, барышня Женечка». Мама еще говорила, что та как-то странно на них смотрит. Сейчас думаю, что не смотрела странно, а профессионально осматривала. А на втором этаже, сразу у лестницы, в комнате №1 жил крупный мужчина с мясистым лицом и какими-то даже неестественно широкими плечами. Должно быть, в свое время, обеспечивал в доме порядок.

Небольшую группу жильцов составляли вселенные позже «по ордеру». Маму с папой, студентов, приехавших из Екатеринославля (Днепропетровска), поселили сначала на Рождественке, в доме такого же типа, но гораздо большем, в тихом прекрасном месте напротив Архитектурного института. Когда тот дом стали забирать под учреждение (потом, оказалось, так и не забрали), молодую пару уговорили-заставили переехать и «по ордеру» вселили на Солянский. Как сейчас понимаю, они вполне могли не понять все минусы нового жилья, радовались веселому звону трамвая, столичной суете под окнами, массе магазинов на Солянке и виду на Москву. Слово «ендова» они, скорее всего, просто не знали. Зато ясно видели существеннейшие для них плюсы – близко было бегать по театрам, концертам, музеям, лекциям-диспутам, выступлениям Троцкого-Луначарского, в Политехнический и т.д., и т.п. В двух шагах, на Варварке был центральный трамвайный узел, с возможностью проехать ну, куда угодно. Короче – Центр! Столицы! Страны!

Не знаю, могли ли они комнату выбирать, но даже сейчас, зная, что было дальше, я не уверен, что сам выбрал бы тихую (во двор) комнату с окном на север, а не солнечную, на улицу с оживленным движением и видом на Москву.

В эту комнату на извозчике, на веселых, поскрипывающих на блестящем снегу санках и привезли меня молодые мама и папа в том далеком декабре, поселили в плетеной корзине и назвали Электроном.

Продолжение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments