?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Борьба за добро

А в детстве моем и юности папа считал, наверно, те или иные мои достоинства само собой разумеющимися, а огорчительные недостатки видел очень ярко. Но бороться с ними (так это формулировалось тогда) было трудно. Мешали условия жизни и не всегда (как мне сейчас видится) подходящие способы. Тем более, что мама, как папа считал, не только не помогала, но и мешала ему в этой борьбе. А тут еще некоторые спорные, как сейчас думаю, педагогические установки.

Попытаюсь рассказать на примере важной семейной проблемы – поддержания порядка в моих вещах и уборки за собой. Это, действительно, было непросто при нашей скученности и тесноте. И при мебели из другой жизни, совсем не подходящей к нашей. Уроки, например, я делал за обеденным столом. А в качестве обеденного был у нас квадратный ломберный столик для игры в карты, крытый в середине зеленым сукном для записей мелом. Достался явно от «бывшей гостиницы». Настоящий обеденный стол появился много позже. Он был, вероятно, недорогого советского производства, но нормальный, раздвижной, можно сказать адекватный. Ломберный получил повышение и был назначен письменным столом. Он сложился вдвое, сукном внутрь, стал прямоугольным, переехал к окну, в левый угол под книжные полки. Настоящий письменный стол, с ящиками, папа купил, когда я уже был в Челябинске. Так что письменных ящиков ни у меня, ни у папы не было. А ведь и папа много работал дома. Была у нас неизвестного происхождения довольно большая, сантиметров 70 на 50, тумбочка на колесиках со столешницей и двумя полками. И еще с откидными крылышками на медных кронштейниках в уровне верхней полки. Потом мы догадались стянуть ножки тумбочки веревкой, и полки перестали выпадать. Возможно, это когда-то был хороший сервировочный столик из неплохого дерева. Но я тогда даже слов таких не знал – сервировочный столик. На верхней, помнится, полке, ряда в два и помещалось мое школьное (а потом и институтское) учебное хозяйство. На столешнице, сверху, располагались уже мамины вещи.
С одеждой было еще сложнее. На троих был один узкий и высокий двустворчатый шкаф с ящиком внизу, и комод для белья. Того же бывше-гостиничного происхождения. Все это было, как говорится, битком набито. В те времена очень сложно было что-нибудь «достать». Поэтому, почти ничего и не выбрасывали. Да еще у домработницы где-то тут же были свои вещи. О каком порядке можно было говорить, когда каждый поиск чего-нибудь во всем этом, заставлял переворошить массу вещей и разрушать даже иллюзию порядка.

Как надо было бы поступить нам со Светкой в таких условиях и в наше время? Наверно, пару раз в игре и, по-возможности, весело поубирать вместе со Светкой. Понять самим, что для нее, в самом деле, возможно, а что нет. Наметить вместе со Светкой реальный, но, зато, и безусловно обязательный минимум уборки. А потом следить, что получается в повседневной жизни. И если надо, вместе со Светкой, сокращать или расширять ее­­­­­­­­­­­­ «зону ответственности».
Увы, на самом деле, мы со Светкой так не делали. Нам не удалось научить Светку естественно включать уборку постели в утренний распорядок дня. Как умывание. Не удалось научить мимоходом убирать свой стол, комнату и т.д. Для нее это всегда было «Самостоятельной Работой». И неприятной. Наши воспитательные попытки, даже в самой юмористической форме, она видела, как недопустимое на нее давление. Но у Светки была своя комната, кавардак в ней не особо мешал жизни семьи, и нам проще было проявлять «либеральность», чем заниматься этим всерьез. Короче – не выполняли мы свои обязанности. В результате и для внуков, Тани с Антоном, уборка остается неприятной «Самостоятельной Работой». А у Кати уборку, будем надеяться, будут делать уже роботы. Если, конечно, для нее не будет отвратительно включать этого идиота, после которого уже ничего невозможно найти.
И частью это идет из моего детства.

Сегодня в Ильинском садике в центре Москвы, на травке среди бела дня воркуют парочки и лежа читают очкарики. Как в каком-нибудь Париже или Гарварде. А в то время и помыслить было нельзя, что категорический императив «По газонам не ходить!» будет не вечен. Помню, как уже лет 40-50 назад потрясло, что где-то, кажется французские архитекторы, сначала дали жителям микрорайона протоптать удобные им тропинки, а только потом по этим тропинкам проложили «законные» дорожки. Во времена моего детства такая идея никому и в голову придти не могла. Считалось, что добро надо внедрять в борьбе с сопротивлением среды. И по всем паркам, садам и садикам, всюду, где были хоть какие-то газоны, звучали свистки дворников, сторожей и милиционеров, пресекавших и не допускавших. Папа впоследствии очень критично относился к такому способу внедрения добра. Но тогда на молодого человека, вовсе не готового к отцовству, свалился ребенок. Воспитывай, хочешь, не хочешь. И папа, так мне сейчас кажется, соблазнился таким упрощенным способом вводить добро. Папа, как можно сейчас понять, в результате логически безупречных (для себя) умозаключений раз и навсегда создал некоторые воспитательные принципы. А реальность должна была уж как-то подстраиваться. Любой ценой.

Сейчас даже не очень понятно, как описывать эту проблему моей уборки на Солянском. Во что превращалось естественное и, в общем-то, справедливое требование убирать за собой и держать свои вещи в порядке. «Убери», говорил папа. Я убирал. Я вообще был, насколько помню, послушный ребенок. «Нет, ты не убрал», говорил папа. Это означало, что что-то осталось неубранным. Я еще что-то убирал. «Все? – Нет, ты еще не убрал». Убирал еще что-то. «Теперь все? – Нет, ты еще не убрал». И я должен был найти, догадаться, что, с папиной точки зрения, было еще не убрано. И так до слез, криков, маминого заступничества, снова криков и слез и т.д. Возможно, здесь была какая-то идея – развивать внимание, ответственность или еще что. Не знаю. Но стоило ли это такой цены? Уже не говорю, что это можно было бы сделать в форме игры «что видит папа» с призами и т.п. Но такое и в голову никому не приходило. Что же это было? Самодурство? Издевательство над ребенком? Ведь убирать за собой, класть вещи сразу на место и т.п. – не очень умею и очень не люблю до сих пор.

Но посмотрим этот же, в сущности, метод на другом.
Многие до сих пор помнят знаменитые школьные задачи 5-го класса. Бассейны, где вода нелепо втекает по одним трубам, чтобы тут же вытечь по другим, а велосипедисты и поезда так же бессмысленно и бесцельно катят из пункта «А» в пункт «B» и разные другие места. Они решались в 6, 8 и, даже, в 9 вопросов. Или не решались никогда. Помню, как в Проектный отдел треста «Челябметаллургстрой» звонило чье-нибудь зареванное дитя и сквозь рыдания взывало о помощи. «Ну, давай твою задачу» с тоской говорил чей-то папа. И уже почти до конца дня Отдел не работал – дюжина очень неплохих инженеров и архитекторов скопом решала эту задачу. Уверенно говорю, «очень неплохих» – ведь обычно, все-таки удавалось решить. Задачи эти пришли из далекого прошлого. Авторы задачников переписывали их у предшественников. Заменяли на литры бывшие в задачниках кварты, четверти и ведра. Ярды и сажени на метры. Всадников и кареты на велосипедистов, поезда и даже самолеты. А по существу – все оставалось. Тронули и эти задачи только в 50-е годы прошлого века, когда «вольностью дыша» стали менять школьные программы. В грамматике тогда чуть не появился «заец». Кому-то показалось, что это более удобно русскому уху. А задачи эти легко стали решать «с иксом и игреком», составляя простенькие уравнения. Школьники (и учителя!) вздохнули свободно. Вот только несколько лет спустя обнаружилось, что у студентов ВУЗов и даже техникумов явно снизилась способность к логическому мышлению. И злодейские эти задачи, насколько мне известно, вернулись на прежнее место.

Как справлялись с этими задачами в школе, где перед учителем сидели три десятка, а то и больше, совсем разных учеников? Обычно учитель на уроке решал 1-2 из таких задач. В лучшем случае, привлекал к решАнию более «продвинутых» учеников. Потом задавали на дом 2-3 сходные задачи. Ученик должен был просто понять, чем они сходные. Потом на уроке решали еще 1-2 задачи немного другого типа и т.д.

А как справлялись у нас дома? Где-то уже писал, что школьником много болел, пропускал занятия в школе. Но, пока выздоравливал, «проходил» все, что было в школе, делал все домашние задания. И, естественно, должен был решать и все эти задачи. Когда я начинал ныть особенно громко и жалостно, папа внятно говорил, что задачи в школьном задачнике рассчитаны на среднего ученика. Здесь было некоторое, как теперь говорят, лукавство – мне-то на уроке похожих задач не решали. Но я этой тонкости не замечал и понуро возвращался к задачнику. Предположить себя ниже среднего уровня было невозможно. Когда страдания мои достигали уровня уже вовсе невыносимого, папа говорил: «Ну ладно, расскажи условие задачи». Я начинал рассказывать условия задачи и… сбивался. «О чем говорить, ты же не знаешь условия задачи» – говорил папа. Это было непереносимо – я же страдал над ней уже многие часы. Во всяком случае, мне так казалось. Но рассказать полностью условия так, как они были записаны в задачнике – не получалось. Я пропускал какое-то одно дурацкое слово в этом идиотском задании, и папа безжалостно возвращал меня назад – к условию задачи. В моем пересказе (ему-то это было видно!) я нечаянно пропускал те самые слова, в которых и был ключ к решению. И папа знал меня, знал, что по сути своей я никак не мог механически вызубрить текст, не вникая в смысл. Иногда таких итераций-возвращений бывало несколько. Бывали с отчаянием и слезами. Пушкин в «Полтаве» описал все это кратко: «О ночь мучений!» Здесь была не ночь, а вечер, но сути это почти не меняло. В редчайших случаях папа вопросом (какая-какая труба?) наталкивал на эти пропущенные слова. Но обычно я в полном отчаянии безуспешно еще и еще пытался запомнить какие-то бессмысленные сочетания слов, пока… Пока вдруг вспыхивали «те самые» слова, текст становился осмысленным, все легко запоминалось. Но в этом и нужды не было. В голове уже был путь к решению, и в комнате раздавался вопль, какому иззавидовался бы Монтигомо Ястребиный Коготь.

Так вот, глядя отсюда, ясно видны достоинства метода. Это много лучше, чем объяснять, даже очень хорошо объяснять, как надо решать. И, тем более, лучше, чем просто дать готовое решение. А ведь так, кстати сказать, многие и делают – для обеих сторон легче. В результате папиного метода я через некоторое время как семечки щелкал эти злодейские задачи. Мало того, много лет спустя, при сравнении проектных вариантов, там, где другие видели не больше 3-4 факторов, влияющих на выбор варианта, я умел находить и оценивать десятка полтора таких факторов.

Да я и сам, как теперь понимаю, применял похожий метод с 3-летней Светкой. Если надо было идти далеко – Светка сидела у меня на плечах, иногда поверх рюкзака. Чтобы человеку там, наверху не было уж так одиноко и скучно, ей давались в руки мои уши. Крутить вперед – идти быстрей, назад – медленнее, до «стоп». Вправо, влево – это понятно. Кто не пробовал трехлетние руки на своих ушах – много потерял. Если же было недалеко, никакой этой лафы не было, и Светка шла рядом. Иногда уставала. «Устала? – Устала. – Тогда побежим!» И, правда, весело бежали сколько-то, смотря по обстоятельствам. «Отдохнула? – Отдохнула. – Тогда пойдем». Верила ли Светка, что при беге отдыхаешь от ходьбы? Или (юмора-то у 3-летнего человека вполне хватало) просто принимала игру? Не знаю. Но метод работал. А ведь это, в сущности, был тот же папин метод, что и при уборке на Солянском и при знаменитых задачах. Ребенок устал, а тут, вместо того, чтобы просто взять его на руки, какими-то издевательскими штуками заставляют идти дальше.

Но, может быть, дело в том, что на практике у папы получалась игра не столько дружественных партнеров, сколько противников? Может, в те годы это было естественно, весь мир только так и играл? Особенно в Ленинско-Сталинском Союзе. Попробуйте сейчас перечитать столп тогдашней педагогики, «Педагогическую поэму» Макаренко – оторопь берет. «Поэма», кстати сказать, железным плечом отшвырнула «со столбовой дороги советской литературы», например, «Республику ШКИД», посвященную, казалось бы, той же теме. Спасибо, детская литература пригрела «Шкиду» и сохранила ее для сегодняшних переизданий. "Собственно говоря, – написал, как припечатал, Макаренко – эта книга есть добросовестно нарисованная картина педагогической неудачи". Написал в том самом 37-м, когда, не дожив до 30, был арестован и погиб Г. Белых, один из соавторов «Шкиды». Написал, и пошел дальше ковать и перековывать человеческие души и тома своих сочинений. Пошел украшать своим портретом в чекистской гимнастерке стены, практически, всех без исключения воспитательных учреждений Советского Союза и окрестностей. Тема-то была одна, решали ее с помощью игры и молоденькие Л. Пантелеев с Г. Белых, и маститый Макаренко. Да вот игры-то были разные. И мои веселые и добрые игры со Светкой получались, возможно, еще и потому, что климат в обществе был совсем другой.

По-крупному, дело было в уважении. По тем временам считалось, что уважение надо сперва заслужить. Мысль, что человек изначально имеет право на уважение, термин «права человека» появился много позже. Сейчас этот термин опозорен бессовестным применением, нередко корыстным отрывом прав от связанных с ними обязанностей. Но права-то, в самом деле, есть. Чтобы было понятно, что имею в виду, расскажу очень значимый в моей жизни случай.

Продолжение

Comments

( 14 comments — Leave a comment )
miava
Feb. 12th, 2013 10:12 pm (UTC)
ой! ура! новая история! независимо от важности содержания лыблюсь, как идиот на именинах: так рада, что Вы живы, здоровы и снова пишете!
electrondo
Feb. 17th, 2013 07:16 pm (UTC)
А я-то как рад.
janemouse
Feb. 12th, 2013 10:28 pm (UTC)
О, мы с детьми тоже так отдыхали:
устал идти - давай прыгать.
устал прыгать - пошли задом наперёд!
а теперь боком, или на корточках.
electrondo
Feb. 17th, 2013 07:17 pm (UTC)
Вот задом наперед я не догадался!
janemouse
Feb. 18th, 2013 08:57 am (UTC)
о, задом наперёд дети обожают ходить,
это очень весело!
electrondo
Feb. 18th, 2013 03:46 pm (UTC)
Где бы теперь детей достать, чтобы попробовать?
janemouse
Feb. 18th, 2013 03:59 pm (UTC)
правнуков?
electrondo
Feb. 18th, 2013 04:15 pm (UTC)
Так они по всему свету разбежались - общаться только по скайпу можно.
cema
Feb. 12th, 2013 10:31 pm (UTC)
Спасибо!
electrondo
Feb. 17th, 2013 07:18 pm (UTC)
И Вам спасибо
phisteshka
Feb. 13th, 2013 02:17 am (UTC)
по-моему это еще и врожденное (а не только воспитуемое) - любовь к порядку :)
electrondo
Feb. 17th, 2013 07:21 pm (UTC)
Ну, и слава Богу, значит не так уж и виноват - против генов не попрешь
mi_ze
Feb. 14th, 2013 08:17 pm (UTC)
О, новая глава! Пишите, пишите!!!
electrondo
Feb. 17th, 2013 07:22 pm (UTC)
Привет Вам, буду.
( 14 comments — Leave a comment )

Profile

я
electrondo
electrondo

Latest Month

March 2013
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel